Зачем нам нужна наука?

Экотур СИБУРа

«Вы можете очень многое. Мы очень нуждаемся в вашей помощи. Вы же – четвёртая власть».

Все уже привыкли воспринимать эту фразу как шутку – глупую или злую. Но, что делать, когда это не просто слова, а крик о помощи? Стоит ли говорить, сколько проблем спрятано за парой фраз…

И речь не о материальной помощи, хоть банка с мелочью и благодарность от имени Экологического музея Волжского бассейна — настоящие, музею и Институту экологии Волжского бассейна РАН действительно нужны деньги. От четвёртой власти учёные ждут совсем другой помощи. Той, что журналисты могут оказать…

Экотур СИБУРа

 

Ведь что дала нам наука? Электричество, возможность общаться на дальних расстояниях, излечить себя от страшных болезней. Что дала нам российская наука? Периодическую систему химических элементов, телевизор, цветные фотографии. Это всё приходит на ум в первую очередь, но список далеко не полон. Это и многое другое – заслуги учёных, посвятивших долгие годы изучению фундаментальных наук.

Чем сегодня нас может удивить научное сообщество? Чего оно больше всего боится? Что отдают науке взамен? Об этом и не только поговорил с журналистами и блогерами директор Института экологии волжского бассейна РАН, член-корреспондент, заслуженный деятель науки РФ, профессор Геннадий Самуилович Розенберг. Разговор проходил в рамках «Экотура-2013», в этом году посвящённого состоянию водной среды региона *.

 

 

Так совпало, что институт в этом году отмечает своё 30-летие. С упоминания об этом событии и начинает разговор профессор, оговариваясь при этом, что, как ему сказали, «30 лет – это не юбилей, а всего лишь круглая дата, юбилей – это когда кратно 25, так что это не повод для затрат, финансирования не будет».

Но, не на этом, конечно, заострил своё внимание Геннадий Самуилович:

– На сегодняшний день я выделяю три проблемы-мифа, с которыми столкнулась наука. Первый: есть непонимание обществом, что это такое – Российская Академия Наук. Это же 95 тысяч сотрудников, 436 академических институтов. И когда говорят, что РАН «дряхлеет», я не понимаю, о какой дряхлости идёт речь, ведь около 31% сотрудников – молодые люди в возрасте до 35 лет. Второй миф: расходы на академию, которые, как говорят, увеличиваются. Но цифры – вещь упрямая. 2000 год – из 17 миллиардов рублей, выделяемых на гражданскую науку, 6 – на академию наук; 2012 год – из 320 миллиардов – 65. Где деньги? Где выход? При этом, из этих денег – лишь 3 миллиарда уходит на науку, остальное – заработная плата, налоги и чуть-чуть коммунальная оплата. Третий миф: эффективность науки. Все хотят узнать об эффективности. Не принимая в расчёт простой факт — всё, что мы сегодня имеем, сделала наука. Ни деньги, ни другие институты, ни религия. Это всё дала наука. А нам говорят, что мы ничего хорошего не делаем.

 

 

Приводя различные исторические примеры, Розенберг снова и снова упоминает о том, что всё упирается в финансирование. Правительство говорит о том, что если РАН «ничего не внедряет», то и зачем тогда финансирование, совершенно не понимая, что совсем не этим-то академия занимается, а фундаментальными науками.

– Наше правительство разрушило нормальную систему перехода от фундаментальной науки к внедрению. Раньше научно-исследовательские институты получали все фундаментальные наработки, перекладывали их на «крупное железо» и был реальный результат. А сегодня этого блока уже нет. Внедрять некому. А правительство перекладывает всю вину на РАН. Мол, мы ничего не внедряем. Но, мы и не должны внедрять. Мы не умеем это делать. Мы занимаемся другим!

 

 

 

«Мы проходим через жернова выборов, тяжёлых и не всегда очевидных»

Речь идёт, прежде всего, о выборе – оставаться в академии наук или нет. Неуважение, невнимание к научным работам проявляется во многих вещах, лишь малую долю которых освятил Геннадий Самуилович. То же слияние фундаментальных и прикладных наук, из которого вряд ли можно извлечь хоть какую практическую пользу, или подготовка кадров, которая изначально состоит из «бесполезного нажимания на кнопочки во время ЕГЭ».

Тем не менее, разговор шёл не только о грустном. Отвечая на вопрос о том, какие перспективы на сегодняшний день определяет для себя институт, первым делом Розенберг упомянул о проведении 13-го Ботанического съезда при РАН. Обращая при этом наше внимание ещё не раз на то, что 30-35% специалистов – молодёжь в возрасте до 35 лет, многие из которых уже получили признание, в том числе и в виде грантов и премий. «Даже если и ликвидируют академию наук, съезд всё равно пройдёт. А иначе куда девать этих молодых и талантливых людей?»

Кстати, о признании. Оказывается, нашим тольяттинским учёным удалось впервые взрастить змей в искусственных условиях для сцеживания яда в целях его дальнейшей переработки в лекарственные препараты. Однако, «отечественное» для фармацевтической промышленности не значит «лучшее». За рубежом змеиный яд можно приобрести намного дешевле, там и приобретают. Это ещё один пример того, как неуважительно относятся к нашим научным разработкам.

О том, чего достиг Институт экологии Волжского бассейна РАН за 30 лет работы, и какие у него планы на будущее, совсем скоро можно будет прочитать в книге под названием «Инновации, модернизации, внедрения», в которой собраны все фактические данные о научных разработках. Сигнальный экземпляр книги уже готов, издание получилось объёмным.

В завершение разговора профессор ещё раз попросил всех присутствующих постараться донести до людей мысль о том, что «наука не имеет ни пола, ни возраста», что кто-то обязательно должен прийти на смену, и мы сами должны позаботиться о том, чтобы этот «кто-то» не разрушал, а только созидал и открывал для нас всё новые горизонты.

– Вы – единственная надежда на то, что меня и других учёных услышат. Это важно. Я хочу разрушить эти мифы… Они просто мешают работать.

 

 

Текст: Олеся Круглова

Фото: Равиль Иткулов

 

 

Наша справка:

18-20 июля в Самарской области прошел трехдневный «Экотур-2013» в рамках III регионального ежегодного конкурса журналистских работ в области экологии. Мероприятие состоялось в рамках благотворительной программы «Бизнес для экологии» при поддержке предприятий «Тольяттикаучук» и «Тольяттисинтез» (холдинг СИБУР), ОАО «КуйбышевАзот».

Экотур-2013 был посвящен состоянию водной среды региона, наземных экосистем, технологиям мониторинга водных объектов и очистки сточных вод, восстановлению родников Самарской Луки, системе сохранения и воспроизводства рыбы. В нем приняли участие 28 журналистов и блогеров из Тольятти и Самары.
Участники Экотура в сопровождении экологов побывали в лабораториях Института Экологии Волжского бассейна Российской Академии Наук (г.Тольятти), на острове Шалыга-Середыш Жигулевского заповедника им. Спрыгина, единственном в России плавучем производственно-экспериментальном рыбоводном заводе ФГБУ «Средневолжрыбвод». Также участники узнали о технологиях биологической очистки сточных вод на примере очистных сооружений Тольяттисинтеза, где очищаются стоки Центрального района г.Тольятти, и о деталях проекта КуйбышевАзота по строительству очистных сооружений ливневых стоков северного промузла и части Центрального района города.
В рамках экотура прошла волонтерская акция по восстановлению Ситнева родника в Сосново-Солонецком лесничестве национального парка «Самарская Лука», которое осуществлено на средства СИБУРа в рамках программы «Бизнес для экологии».
В пресс-туре приняли участие директор Института Экологии Волжского бассейна РАН, член-корреспондент РАН, д.б.н., профессор, заслуженный деятель науки РФ Геннадий Розенберг, создатель национального парка «Самарская Лука», к.б.н., научный сотрудник института экологии Волжского бассейна РАН Юрий Рощевский, заместитель директора по научной работе Института экологии волжского бассейна, д.б.н., профессор Сергей Саксонов, директор национального парка «Самарская Лука» Александр Губернаторов, директор Жигулевского заповедника им.Спрыгина Юрий Краснобаев и другие экологи.

 

Читайте также: