Подготовка к ЕГЭ — советы психолога

Максим Малявин блогер dpmmax. Фотовзгляд на Тольятти

 

Прочти сам и передай другому. Советы тольяттинского психиатра Максима Малявина (блогер-тысячник в «Живом журнале» под ником dpmmax) о подготовке к ЕГЭ. Почему его не нужно боятся? Что нужно сделать, чтобы добиться наилучшего результата? Как помочь школьнику, который не смог справиться с психологическим прессом?

Совместный проект команды «Фотовзгляд на Тольятти» и молодежной газеты «SPEECH’ka».

Когда тебе 17-18 лет, думать о том, что будет дальше, хочется не всегда. Ну или совсем не хочется. Поэтому выпускникам приходится не так уж и просто: перед ними стоит ряд сложных задач, одна из которых — сдача единого государственного экзамена (ЕГЭ).

В своей школе я частенько слышала: «все зависит от количества баллов», «ваш результат — это ваша возможность поступить», «без образования — никуда», поэтому последние полгода обучения прошли в непрерывном разборе заданий и психологическом напряжении. Сдам или не сдам? Этот вопрос не давал расслабиться до последнего, до получения результатов. Но стоит ли так переживать? Тем более перед экзаменом и тем более во время него? Как это может отразиться на результате теста, нам рассказал участковый врач-психиатр психоневрологического диспансера г. Тольятти Максим Малявин.

— Для выпускников сейчас начинается финишная прямая подготовки, которая может привести не только к успешным результатам, но и к предэкзаменационным стрессам. Для родителей учеников это очевидно. А есть ли в медицине исследования, помогающие справиться с этой проблемой? Можно ли рассчитывать на помощь профессионалов?

— Отдельной дисциплины, которая занималась бы проблемами выпускников, в медицине нет. Это довольно узкий профиль, исследования подобного рода основываются на постепенно приобретаемом опыте. Возможно, они существуют в ассоциированном виде — в рамках изучения стимуляторов, бихевиористических исследований, так как они целенаправленно занимаются поведением человека в разных ситуациях. Но обобщить эти знания пока никто не пытался. Дело в том, что сам термин «стресс» очень был популярен в 80-е годы, его употребляли в большинстве случаев и признавали виновником очень многих бед. Предполагая различные способы для борьбы с ним, но потом популярность диагноза «стресс» снизилась, и снова все пошло по спирально-поступательному пути развития.

— Но если это не стресс, то что?

— Психоэмоциональное перенапряжение. По сути, мы возвращаемся к набору тех психофизиологических и физиологических реакций, которые испытывает человек на предъявленные к нему, возможно даже самим собой, высокие требования. Ведь одно дело — действительно серьезный фактор опасности, который заставляет человека мобилизоваться. Другое дело — личное восприятие угрозы. Для одного нет никаких проблем, а кому-то это кажется настоящей проблемой. Можно взять усредненного человека и попытаться вывести усредненный результат, но это не приблизит нас к разгадке.

Максим Малявин блогер dpmmax. Фотовзгляд на Тольятти

 

— Речь идет о нормальных людях?

— Да. Мы ведь все разные. У нас у каждого заострены какие-либо из черт характера. Естественно, реакции на тот или иной стресс будут отличаться, иногда достаточно сильно. Проще всего будет гиперактивному товарищу, ведь он и так полон энергии, да и настроение отличное — у него все хорошо. Если возьмем астенический тип, то для него краткий стресс пройдет незаметнее, чем долгосрочный, но подготовка к экзаменам, которая длится месяцами, — не его вариант. Люди стероидного склада, скорее всего, будут выдавать необычную реакцию, проецированную на себя. Желание и невозможность они будут перекладывать на внешние обстоятельства, например болезнь. Эпилептоидный тип будет просто очень угрюм, возможно, захочет ругаться с окружающими, но при этом, зарывшись в материал, будет грызть его как бульдозер. Конформные — они как трактор, надо — значит надо. Сенситивные будут переживать не за то, насколько хорошо усвоили материал, а за то, как другие отнесутся к полученному им результату.

— А насколько это все влияет на конкретный результат работы?

— Насколько это будет мешать, зависит от того, как морально настроили ребенка. Если подросток достаточно внушаемый и если на него давить, рассказывать, что это страшно ответственная вещь, не сдашь — значит, потом только в грузчики, то он и будет относиться к этому как к сверхценной идее. Будет излишне переживать.

Но это приведет к противоположному результату, как в физиологии: когда мы слишком давим на что-то, есть определенный порог, после которого идет торможение, то есть уже не будет адекватной реакции в силе стимула, она будет просто парадоксальной — раз, и все: усваивание прекратилось.

К сожалению, в наших школах нет дифференцированного подхода в показательных «порках» класса.

Максим Малявин блогер dpmmax. Фотовзгляд на Тольятти

 

— То есть когда ребенку не только в школе, но и дома говорят, что ЕГЭ — это сложно, важно, необходимо — это может его сломать?

— Это вероятный путь. Потому что, если рассмотреть, почему учителя так поступают — у них же работа такая. Работа, как в любом государственном учреждении, на меньшую половину состоит из основного вида деятельности — обучения и на большую — из отчетности. Они, как все нормальные люди, боятся испортить отчетность, поэтому начинают мотивировать учеников, ориентируясь даже не на среднего ученика, а на чуть ниже среднего. Оправдывая это тем, что и остальным лишний раз не помешает, а этих троечников надо хоть как-то заставить заниматься. К сожалению, в школах нет дифференцированного подхода в показательных «порках» класса. Увещевания о сложности и необходимости экзаменов слышат все, но троечникам безразлично, ведь они лучше всего адаптированы в жизни, а хорошисты и отличники впадают в ступор.

— Что же делать тем, кто уже чувствует на своих плечах чрезмерный психологический груз на пути к сдаче экзаменов?

— Возьмем универсальную формулу которая применима как к здоровому человеку, так и к человеку невротизированному, который очень впечатлителен, имеет развитое воображение и порой заранее чего-то пугается.

Полезно задавать себе вопросы: и что тогда? Что на самом деле произойдет, если мой балл окажется ниже?

Потому что школьник, как правило, все воспринимаемое сводит к событию — произошла неудача и все кончено. Но необходим рациональный подход, разумный вопрос — что, собственно, изменится?

— Его будущее. Его уверяют, что без высшего образования — грузчик, дворник, кассир…

— Думаете, он действительно пойдет в дворники? Да ничего подобного, у него как минимум есть шанс на пересдачу — это уже не тупик. Это просто отодвигает его цель, если она была. Такой щелчок по носу — проверка, которая показывает, чего ты стоишь. В этом плане очень важно участие родителей, психологическая поддержка с их стороны. Они должны показать ребенку — пусть лучше ты будешь здоровым троечником, чем психически больным отличником.

Не получившему нужный балл сразу просто придется еще поработать над собой, возможно, и после армии в выбранный вуз поступать. И это не фантастический вариант. Если посмотреть средний уровень подготовки ребят, что проходят призывную комиссию в военкомате, и сравнить с их ровесниками из 90-ых годов — они очень сильно отличаются в положительную сторону. У нас растут целеустремленные дети с конкретными задачами.

Такой щелчок по носу — проверка, которая показывает, чего ты стоишь.

 

Максим Малявин блогер dpmmax. Фотовзгляд на Тольятти

 

— Существует ли медикаментозное лечение? И уступают ли ему в эффективности народные средства — свежий воздух и возможность отдохнуть от зубрежки?

— Да, существуют различные препараты, но лучше не надо, разве что витамины, которые особо никогда не мешали. Что касается прочего — только по потребностям, начиная от обычных стимуляторов природного характера до вмешательства специалистов, и только в случае, если уже пошли невротические реакции. Если ребенок начинает взрываться на замечания и это поведение становится системой. Если он ведет себя как «хорошо издерганный» человек. Для начала нужно будет показать его психологу, чтобы определить диагноз, но не ограничиваться этим. Не стоит забывать о том, что своевременный отдых поможет не меньше, чем прием препаратов. Смена деятельности заставляет работать другие отделы мозга и позволяет восстановиться клеткам. Когда речь еще не идет о неврозе, то все это работает.

А еще не следует забывать о психогигиене. Это свод обычных мероприятий, которые человек делает сам, чтобы добиться по возможности максимума полезной работоспособности организма.

Школьникам нужно уметь сознательно отсеивать негативную информацию, научиться прекращать интенсивные рабочие занятия, устанавливать перерывы и правильно распределять усилия.

— Еще одна проблема, которая может настигнуть школьника, — это срыв во время экзамена. Как реагировать окружающим и что делать самому подростку, чтобы максимально быстро прийти в себя?

— Необходимо обычное человеческое участие и знание некоторых психологических приемов. Если очевидно, что у школьника на экзамене, например, истерика — нужно умыть его холодной водой: она снимет это первоначальное шоковое состояние. После того как человек выплеснул эмоции, он готов адекватно воспринимать все происходящее: именно в этот момент нужно успокоить, подбодрить, а лучше всего — попробовать перевести случившееся в плоскость здорового юмора, когда человек смеется, он сам уничтожает эту проблему.

 

Максим Малявин блогер dpmmax. Фотовзгляд на Тольятти

 

Текст: Анна Холодкова, Олеся Круглова.

Фото: Равиль Иткулов.

Впервые опубликовано в газете «горящей» молодежи «SPEECH’ka» Тольяттинского государственного университета в №2 (31) от 6 февраля 2014 года.


Читайте также: